(812)333 3003

  • КАТАЛОГ:

СТЕКЛОМОЛЛИРОВАННОЕ (ГНУТОЕ) СТЕКЛО,   ОБЛИЦОВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫВЫРАБОТКА СОЛНЕЧНОЙ ЭНЕРГИИКРОВЛИ И ФАСАДЫ ИЗ ТИТАНЦИНКАОСВЕТИТЕЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

 

С помощью форума мы надеемся усилить значение новационных технологий, облегчить и ускорить процесс их внедрения в производство. Темы форума: ПОИСК НОВЫХ ПОДХОДОВ К СТРОИТЕЛЬСТВУ * ПРИМЕНЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ * ВНЕДРЕНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

  • МИРОВАЯ АРХИТЕКТУРА 

посмотрите все объекты выбрав "новости мировой архитектуры", или выберите один из разделов каталога, например "динамическая архитектура"

Библиотека Бранденбургского технического университета

Библиотека Бранденбургского технического университета

Ecomic

Ecomic

  • ТЕХНОЛОГИИ

ФАСАДНЫЕ РАБОТЫ

МОДУЛЬНЫЕ ФАСАДЫ

ОБЛИЦОВКА ФАСАДОВ

СТРУКТУРНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

ПРОИЗВОДСТВО АЛЮМИНИЕВЫХ КОНСТРУКЦИЙ

ФАСАДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

АЛЮМИНИЕВЫЕ ФАСАДЫ

МОНТАЖ ФАСАДА

ОСТЕКЛЕНИЕ ФАСАДА

ЭЛЕМЕНТНЫЙ ФАСАД

ВЕНТФАСАД

РЕСТАВРАЦИЯ  ФАСАДА

УТЕПЛЕНИЕ ФАСАДА

ПРИМЕНЕНИЕ ЭТФЭ

ОГНЕСТОЙКИЕ ФАСАДЫ

ВЫСОТНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

ЗЕНИТНЫЕ ФОНАРИ

СВЕТОПРОЗРАЧНЫЕ КОНСТРУКЦИИ

ШУМОИЗОЛЯЦИЯ

СВЕТОПРОЗРАЧНЫЕ

МОНТАЖ ВЕНТИЛИРУЕМЫХ ФАСАДОВ

ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ

МОКРОЕ УТЕПЛЕНИЕ

НАВЕСНЫЕ ФАСАДНЫЕ СИСТЕМЫ

СОКРАЩЕНИЕ СРОКОВ 

ТЕПЛОИЗОЛЯЦИЯ

ВХОДНЫЕ ГРУППЫ

ВИТРАЖИ, ВИТРИНЫ

АЛЮМИНИЕВОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

СВЕТОВЫЕ ФОНАРИ

ОШТУКАТУРИВАНИЕ ФАСАДА

ОСТЕКЛЕНИЕ БАЛКОНА,ЛОДЖИИ

АЛЮМИНИЕВЫЕ ВИТРАЖИ, ОКНА

СТЕКЛЯННЫЕ КОНСТРУКЦИИ

РЕСТАВРАЦИОННЫЕ РАБОТЫ

ПРОЗРАЧНАЯ КРОВЛЯ

ЦИНКОВЫЕ КРОВЛИ И ФАСАДЫ

ЗИМНИЙ САД

ЛЮКИ ДЫМОУДАЛЕНИЯ

ЗАМЕНА ХОЛОДНОГО ОСТЕКЛЕНИЯ НА ТЁПЛОЕ

ОСТЕКЛЕНИЕ АЛЮМИНИЕМ

ОТДЕЛКА ФАСАДОВ ЗДАНИЙ

ПРОЗРАЧНЫЕ КОЗЫРЬКИ

ТЁПЛОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ ЛОДЖИИ

УТЕПЛИТЬ БАЛКОН

ФАСАДНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

 

  • НОВЫЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МАТЕРИАЛЫ

 


СОВРЕМЕННОЕ ЖИЛИЩЕ. адекватность и жилищная политика

Полный текст 

АДЕКВАТНОСТЬ ЖИЛИЩА И ЖИЛИЩНАЯ ПОЛИТИКА

Помимо насущной необходимости располагать комплексом более или менее однозначных и сопоставимых на межгосударственном уровне определений и других формализованных критериев, характеризующих качество жилища - важнейшего для развития человечества фактора, также осознание непродуктивности навязывания потребителям с весьма различающимися потребностями излишне детализированных, жестких и всеобщих стандартов, подтолкнули разработку в лоне ООН и введение в международный оборот понятия "адекватное жилище".

Оно на качественном уровне описывает интегральную совокупность более конкретных параметров и свойств, предопределяющих потребительское качество жилья. Некоторые из них можно измерить техническими средствами и рассматривать полученные количественные данные, отдельные характеристики целесообразно оценивать с помощью вдумчиво выбранного ряда статистических показателей, а для остальных, как правило, достаточно установить факт наличия-отсутствия, для чего наилучшим средством выступает метод социологических опросов.

В сочетании с понятием "достаточное жилище", терминологическое словосочетание "адекватное жилище" в целом неплохо для практических целей на качественном уровне описывает требования к жилищу в соответствии с пресловутыми "международными стандартами", то и дело мелькающими в речах политиков и экспертов, но которых в действительности в качестве стандартов или норм не существует. В приложении к жилищу речь должна идти о национальных и даже региональных нормативах, зависящих как от географических условий, так и от этнокультурных традиций.

В 1999 году (АСР N 4-5.99) мы вкратце перечислили факторы, составляющие комплексное понятие "адекватности", имея целью представить вниманию политиков и профессиональных архитектурно-строительных и жилищно-коммунальных кругов чрезвычайно плодотворную, как показала практика, точку зрения мирового сообщества на качество жилья, выработанную большим количеством экспертов с разных континентов на основе обобщения опыта десятков стран. Сразу следует сказать, что взгляд мирового сообщества на жилище как фундаментальную категорию, определяющую качество жизни и входящую в перечень основных естественных прав человека, несравненно более широкий и системный, нежели у правительства нашей страны, в какую бы эпоху мы его не рассматривали - при правлении Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина или нынешнего президента.

Цели, провозглашавшиеся у нас в стране последние полвека при строительстве жилищ, были сугубо утилитарными и фактически не отличались от целей, ставившихся при строительстве коровников или заводских цехов. Суть их состояла в создании наиболее дешевыми способами минимально приемлемых условий, обеспечивающих некоторый минимум производительности труда в процессе выработки запланированной в "центре" продукции, а также воспроизводство рабочей силы. Как показала реальная практика, важнейшая со всех точек зрения функция воспроизводства населения в жилищах, разработанных "передовой" советской архитектурно-строительной и санитарно-гигиенической наукой, перестала выполняться, что привело в конце XX века к ускоряющейся депопуляции и демографической катастрофе. Этот, как говорится, медицинский факт безоговорочно подтверждает, что изначально цели ставились не вполне верно, да и методы использовались порочные.

Неоднократные тотальные провалы государственной жилищной политики, гораздой только на обещания, ничему не научили ни политиков, ни специалистов, многие из которых до сего дня продолжают восхвалять "хрущобы", приведшие крестьянство к ликвидации, общество к разложению, а народ - к вырождению, и ратуют за их повторение, сервируя эти антигуманные идеи модными сегодня словами о социальности. Так, президент Союза архитекторов России Ю.П. Гнедовский предлагает, по существу, реанимировать политику "хрущобизации", говоря в публичных речах о том, что "для социального жилья можно было бы выработать специальные (!) проекты, сделать его экономичным, действительно доступным. Таким социальным жильем в нашей стране в свое время были хрущевские пятиэтажки". Ему вторит вице-президент Союза московских архитекторов Н. Павлов: "...при Хрущеве была сделана попытка реализации первой жилищной программы, после чего большая часть населения переселилась в комфортные, по тем временам, условия и была создана огромная производственная база индустриального домостроения."

Продекларированные позиции высших руководителей архитектурной корпорации, куда должны входить, вроде бы, профессионалы, то есть люди разбирающиеся в предмете своей деятельности, свидетельствуют о том, что они либо находятся в плену у пропагандистских мифов и поэтому не способны отличить хорошее, то есть достаточное и адекватное, жилье от непригодного для полноценной жизни, либо, сознательно работая на политиков, презирающих собственный народ, выдают хрущевскую жилищную программу за первую в советской истории, что, кстати, не соответствует действительности, а также без зазрения совести называют хорошим такое жилье, которое население совершенно не зря прозвало уничижительным словом "хрущобы", таким образом точно и честно, в отличие от профессионалов, оценив его качество.

Жилища в так называемых "сталинских" домах, построенных в 1930-50-х годах, имеют несравненно большую просторность, высокие потолки и обладают другими существенными преимуществами по сравнению с жильем в домах "индустриального" домостроения, включая возводившиеся в 1980-90-х годах многоэтажки "улучшенных" серий. Недаром квартиры в "сталинских" домах всегда ценились на рынке выше всех остальных типов жилища вплоть до последних лет, когда с ними начали конкурировать так называемые "элитные" дома, приближающиеся в некоторых случаях по своим параметрам объема жизненного пространства, комфортности и потенциала реализации потребностей к европейским и даже американским образцам.

Имея перед глазами дореволюционные доходные дома и "сталинки", а также зачастую лично проживая в квартирах, построенных до наступления эры массового железобетонного домостроения, искренне утверждать, что "хрущобы" - это "комфортные по тем временам" жилища, могут только люди, парящие в заоблачных эмпиреях "для избранных" и никогда не испытывавшие на своей шкуре все "прелести" жизни вчетвером - впятером в малогабаритной двухкомнатной квартире с потолками высотой два с половиной метра, проходной комнатой, "гованной" и пятиметровой кухней. Для любого мало-мальски здравомыслящего человека очевидно, что даже традиционной русской деревенской избе "хрущоба" проигрывает по всем параметрам, кроме, пожалуй, возможности ежедневно, не топя бани, поплескаться горячей водой, "централизованно" текущей из крана, но скукожившись при этом в "сидячей" ванне-недомерке.

Насколько многие российские архитекторы оторваны, с одной стороны - от реальных нужд народа, а с другой стороны - от правильного понимания своей миссии, можно судить не только по качествам построенных жилищ, но и по выступлениям архитектурных "вождей", которые, хотят они того или нет, формулируют и формируют позицию, систему ценностей, а также устанавливают меру социальной ответственности за результаты профессиональной деятельности для всех членов корпорации. Так например, член Совета Московского союза архитекторов А. Кафтанов считает, что "в России опять пытаются изобрести велосипед. Сорок пять лет мы пользовались системой домостроения, основанной на французском опыте. Почему же сейчас нельзя обратиться к опыту зарубежных стран, к тому же Международному союзу архитекторов? Существует же ряд разработанных программ по так называемому жилью для бедных, программы индустриального домостроения, которые вполне можно взять за основу."

Не стоит сейчас затевать дискуссию о том, французский или чей-то иной опыт был использован в пресловутой "борьбе с украшательством и излишествами", которая велась методом внедрения ущербной архитектуры, стимулирующей дегенерацию населения, где Хрущев безусловно был только озвучивателем идей, но отнюдь не их генератором. Такой спор сегодня имеет смысл исключительно для историческо-искусствоведческого исследования, однако в процитированном обращении к коллегам стоит обратить внимание на три знаковых момента.

Первый состоит в том, что предлагается искать решение путем заимствования чужих плодов интеллектуального творчества за границей, а не в собственных мозгах. Похоже, что один из виднейших идеологов отечественной современной архитектуры сам отчаялся возлагать на них какие бы то ни было надежды. Кроме того, Международный союз архитекторов не занимается разработкой и воплощением в жизнь программ социального жилищного строительства, а также слабоват в части распространения информации о таком опыте, поэтому искать там что-то конкретное и приложимое к российской практике - занятие малоплодотворное. Разумеется, не стыдно этого не знать, но безусловно стыдно давать совет обращаться в МСА, не зная, имеется ли там на самом деле искомое.

Второй момент заключается в быстро укоренившейся - всего за пятнадцатилетний период, прошедший с момента объявления о "переходе к капитализму", снобистской психологической установке, которая уже воспринимается как сама собой разумеющаяся. Ее сущность выражается в том, что для народа якобы нужны исключительно программы строительства некоего жилья для бедных, то есть неполноценного по тем или иным параметрам, как будто, с одной стороны, российское общество ни на что более не способно, а с другой стороны - ничего другого наше население не заслуживает.

В общем-то отношение к народу как к быдлу имеет давние исторические корни, но только в наши дни социальная сегрегация перестала вуалироваться и, более того, начала культивироваться, что тут же проявилось в градостроительных и архитектурных решениях. По Конституции Российская Федерация провозглашена социальным государством, только наше правительство толкует социальность совсем иначе, чем это объяснялось при принятии Основного закона и как трактуют это понятие в "цивилизованных" странах. Забота о гражданах в жилищной сфере у нас получается весьма странная, примерно такая же людоедская, какой оказалась так называемая монетизация льгот или переход к страховой медицине.

Как считает С. Круглик, бывший глава Росстроя, ныне заместитель министра регионального развития РФ, нужно активнее строить социальное жилье и довести его долю до 16 процентов. А какой смысл этот высокопоставленный чиновник скрывает за терминологическим понятием "социальное жилье" становится ясно из его слов: "Мы наделяем людей имуществом, которое они не смогут содержать. Невозможно ездить на "мерседесе", если зарплата всего три тысячи рублей. Поэтому для каждой категории по уровню доходов будет свой жилищный фонд".

Концептуальная позиция, которую обнародовал С. Круглик, давно известна и имеет в мире устоявшееся наименование - социальный дарвинизм. Его сущность выражается в простых лозунгах: "Да погибнет слабейший!", "Выживают хищники и приспособленцы!". Не комментируя аморальность или, точнее говоря, имморальность социал-дарвинизма, необходимо отметить, что в человеческом социуме, как и в любом биотопе, должен соблюдаться принцип биологического разнообразия и сбалансированное существование всех типов организмов, а не только хищников и паразитов, иначе наступает общая деградация биоценоза и его гибель.

Политика, предполагающая заведомое ухудшение условий жизни для социально слабых, провозглашенная С. Круг-ликом, предопределяет неизбежную деградацию российского социума, дальнейшую депопуляцию и социальные конфликты. Сравнивать же тесные железобетонные клетушки, которые строят у нас в стране для большинства населения, с "мерседесами" дозволительно жителю африканского бантустана или латиноамериканских фавел, но не руководителю высшего ранга, ответственному за решение жилищной проблемы. Современные квартиры в домах массовой застройки вряд ли можно сравнить даже с "жигулями", поскольку те свою главную задачу перевозки людей и грузов выполняют, а тесные жилища в многоэтажках свою главную задачу - хотя бы простое, а не расширенное воспроизводство населения - не выполняют.

Но важнее игры с образными сравнениями стоящая за ними сущность: если подавляющая часть населения не имеет возможности содержать убогую квартиру, в два-пять раз более тесную, чем в странах ОЭСР, то в этом нет вины граждан, но налицо вина правительства, не способного так организовать хозяйственную жизнь в стране, чтобы доходов у всего населения, кроме, может быть, самых обиженных судьбой, хватало на полноценную жизнь, в том числе - на содержание на самом деле достаточного и адекватного жилья, а не отечественных типовых пародий на него.

Кроме того, публично заявленная в качестве руководящего принципа пространственная сегрегация граждан, основанная на социальной сегрегации по доходам, фигурирующая в роли краеугольного камня современной российской жилищной политики, выглядит совершенно чудовищно на фоне политики, проводимой в большинстве стран мира и направленной на сглаживание любыми методами социальных противоречий - в том числе большой разницы в доходах, при регулировании ситуации не только экономическими, но и внеэкономическими, то есть проклятыми у нас "командно-административными" методами. К сожалению, антигуманный в своей сущности процесс маргинализации населения и геттоизации застройки протекает в России одновременно с совершенно противоположной уравнительно-демократической тенденцией, которую демонстрируют так называемые "цивилизованные" страны.

Третий момент выражается в неизбывном преклонении перед Западом, вбиваемом в головы архитекторов со студенческой скамьи и в большинстве случаев даже не замечаемом ими. Игнорирование очевидно хорошего, заслуживающего подражания, и тяга к уродливому и крикливому - это несомненный признак болезненности всего российского общества и его фундаментальной, или, как модно нынче выражаться, системообразующей опоры - сферы образования и просвещения. Интересно, что благостный пиетет современных "западников" выражается отнюдь не перед достижениями в социальной сфере и зрелыми демократическими институтами, за что западные страны действительно заслуживают искреннего уважения, но перед сомнительными, омерзительными и прочими бесталантными "произведениями" так называемого современного искусства, давно выродившегося в одну из форм пропаганды, скрещенной с шоу-бизнесом.

Вместо того, чтобы с помощью собственных мозгов изучить жилищную проблему и разработать оптимальные для российских условий пути ее решения, снова предлагается перенимать зарубежные концепции, хотя предыдущее заимствование французского опыта завершилось тотальным провалом. Логика и простой здравый смысл в таких рассуждениях не прослеживаются, зато в глазах большинства российских архитекторов декларирование соответствия мифическим общемировым стандартам и сопричастности только одному из многих направлений, по которым развивается мировой архитектурный процесс - модернистскому, оцениваются несравнимо выше, нежели соответствие реальным нуждам и чаяниям собственного народа. Вот и загоняют наше население до нынешнего дня для жизни и работы в пахнущие смердяковщиной бетонно-стеклянные коробки, поскольку на них, хотя и издавна, но нелегитимо, наклеен ярлык "современных" и "прогрессивных".

Столь же далеким от реалий жилищной проблемы показывает себя президент Союза архитекторов России, когда говорит, что "роль Союза архитекторов заключается в том, чтобы определить, какое жилье требуется, сопоставить уже имеющиеся варианты, сосредоточиться на обслуживании конкретных профессиональных проблем разработки типологии доступного и комфортного жилья -поговорить о возможных этажности, метраже, планировках и нормах." Интересно, как уважаемый Ю.П. Гнедовский собирается определять, какое жилье требуется, если возглавляемый им творческий союз не располагает никакими исследовательскими мощностями вообще, тем более социологического направления, которые требуются для решения такой задачи. Более того, САР не имеет никаких ресурсов для заказа подобного исследования другим организациям и даже, судя по выступлениям руководителей и премируемым проектам, не способен сформулировать конкретные задачи и вопросы, на которые надлежит получить ответы в исследовании подобного рода - действительно актуальном и чрезвычайно важным сегодня для нужд государственного и корпоративного планирования, как градостроительного, так и производственного направления.

О "разработке типологии доступного и комфортного жилья" и говорить-то смешно - столько всего за годы советской власти было разработано, а толку от этого - практически никакого. Снова тратить время и силы на схоластические наукообразные рассуждения насчет этажности, объемно-планировочных решений, норм, ни на чем не основанных, кроме умозрительных представлений -занятие абсолютно бесплодное, хотя бы потому, что строительство - это всегда дело конкретное, осуществляемое: а) в уникальном физическом и историческом ландшафте, б) с собственным комплексом источников материальных ресурсов, в) для специфичных групп населения со своими этнокультурными особенностями, г) для индивидуумов с персональными нуждами и предпочтениями.

В архитектурной науке, как и в истории, надо не разрабатывать разного рода умозрительные законы, красивые схемы и заманчивые утопии, а изучать опыт проектирования, строительства, эксплуатации, различные последствия конкретных решений и другие эмпирические данные, дабы в итоге понимать, что оказывается хорошо, а что плохо при тех или иных решениях в данных условиях. Именно результаты такого дотошного анализа, подкрепленные цифрами, имеют действительную ценность и нужны для успешной архитектурной практики, а не красивые с точки зрения абстрактной композиции картинки "городов будущего", от которых за версту смердит тоталитарным визионерским мышлением. Предлагаемые нами подходы, основанные на знании, прежде всего, биологических и социально-психологических параметров человека и людских сообществ, вовсе не противоречат идее унификации, которая сама по себе должна опираться на натурные исследования и достоверные статистические данные, а не на кабинетные концепции, привычно рисуемые со времен Мора и Кампанеллы в виде геометрически регулярных схем.

Подводя некий частичный итог рассуждениям вокруг жилища, можно сделать однозначный вывод: у российской архитектурной верхушки, которая в ряду прочих отраслевых элит обязана нести ответственность за благоприятное для населения решение жилищной проблемы, отсутствует ясное представление о том, каково должно быть полноценное жилище в нашей стране во всем спектре вариаций для различных географических и этнокультурных условий. Более того, у архитектурного руководства, так же, впрочем, как и у политического, нет в распоряжении достаточно четко определенного и понятно сформулированного перечня критериев, в соответствии с которыми следует разрабатывать новые жилищные проекты любой масштабности и оценивать качество функционирования уже построенных домов, кварталов, районов и городов.

Недаром, даже так называемые "элитные" жилища, построенные по свежим проектам, которые, казалось бы, должны впитать в себя все достижения многотысячелетнего развития архитектурно-строительного дела, кроме бестолково перетекающих друг в друга обширных и малоэффективно используемых пространств да дорогостоящих "игрушек для взрослых" (то есть многочисленного электромеханического и электронного оборудования и автоматизированных систем управления ими) не могут предложить пользователям квартир и коттеджей ничего подлинно фундаментального - ни настоящего комфорта, ни благоприятной для здоровья среды, ни уюта, ни полной безопасности для жизни и имущества, ни возможности творческой, то есть созидательной самореализации. Самореализация в "умных домах" с дорогостоящей отделкой предусматривается исключительно потребительская, обеспечивающая минимизацию физических и интеллектуальных усилий в жизненных процессах и вытекающую отсюда гиподинамию и леность ума.

То, что истинные цели многих современных оболочек для жизни и работы часто не достигаются, неудивительно, поскольку, как известно, если не знаешь, куда именно двигаться и как определить, дошел ли ты до искомой цели, либо не можешь понять, сколько и каких шагов еще нужно сделать, то обычно ничего толкового достичь не удается, особенно, если пренебрегают опытом предшественников. В итоге будет наблюдаться только суета сует, производиться много иного шума из ничего и демонстрироваться имитация результатов.

Убедившись в том, что просвещенность зодчих, строителей, промышленников и политиков за последние годы, мягко говоря, существенно не улучшилась, а также руководствуясь известной поговоркой о том, что повторение - мать учения, целесообразно снова - через почти десяток лет после их выявления -назвать и на этот раз подробно описать факторы, которые, по нашему мнению, составляют интегральное понятие адекватности жилища. Это необходимо, в том числе, потому, что за годы, прошедшие с момента прошлой упомянутой публикации, ни одна официальная российская инстанция, ни одно научное учреждение и ни одно предприятие строительного и жилищно-коммунального комплекса никак не отреагировала на предложение ввести их в оборот на территории Российской Федерации.

Такая симуляция глухоты тем более знаменательна, что понятие адекватности жилища введено ООН в активный международный оборот и рекомендуется для использования в планировании, проектировании, строительстве и нормировании на национальном и местном уровнях. Однако, российское правительство, культивируя дурную преемственность, еще с советских времен привыкло замечать за рубежом и внедрять в своей стране только то, что ему выгодно, да и то в доморощенной интерпретации. Например, у них - просто демократия, когда министры ездят на работу на велосипедах, а власти не вправе запретить митинг, а у нас - суверенная демократия с такими ее атрибутами, как мигалки на персональных автомашинах и ОМОН, натренированный на разгон демонстраций пенсионеров.

Также было замолчано предложение начать применять на практике, в том числе для сравнения городов при проведении региональных и общероссийских конкурсов, систему оценки качества городского развития, основанную, в том числе, на критериях адекватности и достаточности жилища. До наших дней лучшие города в стране отбирают привычным с советских времен методом "социалистического соревнования" по феноменально запутанной, бестолковой и волюнтаристской системе критериев, в которую входит валовые бюджетные показатели и оценки, выставленные некоей комиссией, за наружную ухоженность зданий, пышность благоустройства и чистоту подметания дорог и тротуаров. Такая система на самом деле ничего не сообщает о реальном качестве жизни в населенном пункте, точно также, как, например, ничего не говорят о действительном состоянии здоровья населения цифры бюджетных ассигнований на закупку медицинского оборудования или медикаментов и наличие цветочных клумб перед лечебным учреждением -ведь это все сведения о процессах, возможно и ведущих в нужную сторону, но не о результатах.

Качество жизни в городе или итоги городского развития, так же как более простое понятие адекватности жилища, выступают в роли интегральных и весьма сложносоставных факторов, даже на десять процентов не исчерпывающихся свежестью краски на фасадах зданий , чистотой главных улиц и количеством тюльпанов, петуний, колеусов, бегоний и других летников, ежегодно высаживаемых на улицах и площадях, прилегающих к офисам городских административных служб.

***

 Вера в то, что бессмертие народа в какой-то мере гарантировано, - наивная иллюзия. История - это арена, полная жестокостей, и многие расы, как независимые целостности, сошли с нее. Для истории жить не значит позволять себе жить как вздумается, жить -значит очень серьезно, осознанно заниматься жизнью, как если бы это было твоей профессией. Поэтому необходимо, чтобы наше поколение с полным сознанием, согласованно озаботилось бы будущим нации.

Хосе Ортега-и-Гассет

***

По обеим сторонам дороги, ведущей к счастью, мы видим изумительные виллы, обитатели которых из окон невозмутимо разглядывают бездомных, беспрерывно шагающих к счастью.

Станислав Е. Лец

***

 Хорошее правительство - не то, которое хочет сделать людей счастливыми, а то, которое знает, как этого добиться.

Томас Баббингтон Маколей

***

Известно, что прогресс науки довольно часто описывают как отрыв от конкретного опыта, как подъем на все более высокий уровень абстракции, воспринимаемой человеческим мозгом со все большим трудом. Мы считаем, что такого рода интерпретация научного прогресса является не более, чем отражением на эпистемологическом уровне той исторической ситуации, в которой оказалась классическая наука из-за своей неспособности включить в свою теоретическую структуру обширные области взаимоотношений человека и природы.

И. Пригожин, Н. Стенгерс

***

 Невозможно отучить людей изучать самые ненужные предметы.

Люк де Клапье де Вовенарг

***

 Практически 90 процентов людских усилий уходит на обсуждение того, что действовать необходимо. С этого начинается и этим заканчивается большая часть общественных дискуссий во всем мире. Еще 10 процентов уходит на обсуждение необходимости информации и построение моделей. Поэтому на определение целей - ясных, достижимых, социально желаемых - остается ноль процентов.

Данелла Мидоуз

***

ТОТАЛИТАРИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ.   Будущее вбивается в наше сознание по трем направлениям:

1. фантастика, претендующая на занимательность;

2. прогнозирование, претендующее на научность;

3. проектирование, претендующее на практичность.

 Во всех трех направлениях господствуют принципы, которые господствовали в футуризме XX века. Основные из них суть следующие:

 1. полное игнорирование законов логики и социальных законов;

 2. вырывание отдельных научных открытий и изобретений из общего контекста жизни, раздувание их сверх меры и доведение до абсурда их реальных и воображаемых последствий;

 3. перенос в будущее фальсифицированных явлений прошлого

А.А. Зиновьев

***

 Прошло около ста лет с тех пор, как железобетон начал свою экспансию в качестве строительного материала. Цемент был известен за тысячелетие до этого, так же как и железо. Однако, в историческом масштабе, только их комбинация произвела величайшую из всех революций в строительных технологиях. Перед появлением железобетона архитектура могла творить только внутри пределов, заданных такими известными материалами, как кирпич-сырец, керамический кирпич, землебитные конструкции, камень, известь, древесина, сталь. Ограничения заставляли людей строить в рамках технических традиций, выпестованных и сохраненных в процессе жизнедеятельности многих поколений.

 Эти строительные технологии столь же древние, сколь и языки. Они, по сути дела, сами являются своеобразными языками, выработанными внутри себя каждой культурой и отражающими их уникальность. Поэтому мы имеем возможность идентифицировать культуры при помощи порожденных ими сооружений и сразу сказать: это греческая архитектура, это египетская, японская, испанская и так далее.

 Так же как не существует уродливых языков, никогда не существовали уродливые архитектурные стили. Только в наше время впервые в истории развития человеческой цивилизации архитектура прекратила свое существование как одно из изящных искусств и превратилась в искусство тотально обезображивать среду обитания.

 Когда я путешествую по миру, то каждый раз убеждаюсь в том, что все постройки, воздвигнутые до наступления эпохи железобетона, вне зависимости от того, принадлежат они к категории профессиональной архитектуры или к народному зодчеству, так же неважно - аристократическое это палаццо или крестьянская изба, - это красивые сооружения, чего не скажешь о "шедеврах" так называемой "современной архитектуры". На беду, конструктивные возможности железобетона оказались столь безграничными, что человеческий масштаб и миссия удовлетворять нужды и потребности человека "современной архитектурой" были отвергнуты.

 Бесспорно, что ни разговаривать, ни понимать любой язык невозможно, игнорируя его правила и другие ограничения. Это остается верным, даже если в процессе беседы мы пользуемся такими достижениями технического прогресса как громкоговорители и микрофоны, сильно расширяющими возможности общения. Но после превышения определенного порога громкости сказанное перестает пониматься и разговор становится деструктивным. Аналогичным образом железобетон обессмыслил и разрушил архитектуру.

Симон Велез

К этим точным и нелицеприятным словам выдающегося колумбийского архитектора и дизайнера следует добавить, что железобетон разрушил не только архитектуру. Из него в массовом порядке во многих странах начали строить жилища, что послужило одной из основных причин ухудшения здоровья, снижения уровня фертильности и, как итог - депопуляции населения.

***

 Подготовка градостроительной документации, к сожалению, по ряду объективных причин, не успевает за темпами строительства. Схема комплексного развития области не успела пройти несколько экспертиз до согласования, а уже устарела. Сейчас требуется корректировка генерального плана Нижнего Новгорода, принятого в 1999 году. В начале 1990-х началось обновление генеральных планов по всем районам области. Но за 10-15 лет эти материалы уже утратили актуальность, и сейчас приходится практически все начинать с нуля.

Юрий Гольдштейн, начальник отдела департамента градостроительного развития Нижегородской области, 2006 год

***

 Если действия правительства будут направлены только на то, чтобы бедняк "не забывал свое место", это породит лишь контрнасилие.

Рамсей Кларк, министр юстиции и генеральный прокурор США в 1963-69 гг.

***

 ВТОРОЙ ЗАКОН СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ: Чем грандиознее и дороже проект, тем вероятнее, что он будет осуществлен за счет налогоплательщика.

***

С точки зрения комфорта проживания Хамовники можно считать одним из лучших районов центра Москвы. Однако не обошлось без "ложки дегтя". Негативным аспектом Хамовников является значительное число домов старого жилого фонда, в основном кирпичных пяти-, шестиэтажных домов с соответствующим социальным составом жителей. Эти дома пока не включены в программу ветхого и аварийного фонда и, скорее всего, будут подлежать капитальному ремонту без сноса. Иными словами, смена социального состава жителей этих домов будет происходить крайне медленно. По этой причине Хамовники останутся средним по престижности районом Москвы как минимум в среднесрочной перспективе (пять-семь лет). Это отразится и на ценовом позиционировании квартир и проектов - реализуемые в районе проекты не смогут занять высшие по уровню цен места.

 Конечно, район Хамовники располагает объектами старого жилого фонда, в том числе достаточно высокого качества, которые могут прослужить еще значительный срок. Но все же "сталинки", министерские дома и дома дореволюционной постройки, прошедшие реконструкцию, по своим характеристикам конкурировать с новыми проектами уже не могут. Сталинские и министерские дома не вызывают сомнения в высоком качестве строительства и применяемых материалов, но потребителю нужны новые, высокотехнологичные объекты, соответствующие потребностям современного общества, чего, увы, не дают технологии прошлого века.

Дмитрий Попов Из статьи "Наследник золотой мили " в журнале "Новый адрес", N11-2006

***

 Неотъемлемой частью процессов глобализации является нарастающая пространственная сегрегация, отделение и отчуждение. ...Особое беспокойство вызывает усиливающееся нарушение связи между все более глобализованными экстерриториальными элементами и остальным населением, "локализация", которого постоянно усиливается.

Зигмунт Бауман

***

А.М. СИДОРОВ

Архитектура и строительство России, Москва

Полный текст


Все права принадлежат OOO "ПКФ МАКОН" © 2009

Разработано в AlkoDesign

Россия, Санкт-Петербург,
Приморский пр., д. 59
E-mail: info@makonstroy.ru
Версия для печати Карта сайта
. Проектирование фасадов под ключ. Утепление и оштукатуривание фасадов. Монтаж вентилируемых фасадов. Производство и монтаж стеклоалюминиевых конструкций. Облицовка фасадов натуральным и искусственным камнем. Прямые поставки от производителей керамического гранита, натурального камня и алюминиевых композитных панелей. На главную Написать письмо Обратная связь Добавить в избранное