(812)333 3003

  • КАТАЛОГ:

СТЕКЛОМОЛЛИРОВАННОЕ (ГНУТОЕ) СТЕКЛО,   ОБЛИЦОВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫВЫРАБОТКА СОЛНЕЧНОЙ ЭНЕРГИИКРОВЛИ И ФАСАДЫ ИЗ ТИТАНЦИНКАОСВЕТИТЕЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

 

С помощью форума мы надеемся усилить значение новационных технологий, облегчить и ускорить процесс их внедрения в производство. Темы форума: ПОИСК НОВЫХ ПОДХОДОВ К СТРОИТЕЛЬСТВУ * ПРИМЕНЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ * ВНЕДРЕНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

  • МИРОВАЯ АРХИТЕКТУРА 

посмотрите все объекты выбрав "новости мировой архитектуры", или выберите один из разделов каталога, например "динамическая архитектура"

Тропайон , жилой комплекс

Тропайон , жилой комплекс

Лондонский небоскреб Сити Роуд, 151

Лондонский небоскреб Сити Роуд, 151

  • ТЕХНОЛОГИИ

ФАСАДНЫЕ РАБОТЫ

МОДУЛЬНЫЕ ФАСАДЫ

ОБЛИЦОВКА ФАСАДОВ

СТРУКТУРНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

ПРОИЗВОДСТВО АЛЮМИНИЕВЫХ КОНСТРУКЦИЙ

ФАСАДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

АЛЮМИНИЕВЫЕ ФАСАДЫ

МОНТАЖ ФАСАДА

ОСТЕКЛЕНИЕ ФАСАДА

ЭЛЕМЕНТНЫЙ ФАСАД

ВЕНТФАСАД

РЕСТАВРАЦИЯ  ФАСАДА

УТЕПЛЕНИЕ ФАСАДА

ПРИМЕНЕНИЕ ЭТФЭ

ОГНЕСТОЙКИЕ ФАСАДЫ

ВЫСОТНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

ЗЕНИТНЫЕ ФОНАРИ

СВЕТОПРОЗРАЧНЫЕ КОНСТРУКЦИИ

ШУМОИЗОЛЯЦИЯ

СВЕТОПРОЗРАЧНЫЕ

МОНТАЖ ВЕНТИЛИРУЕМЫХ ФАСАДОВ

ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ

МОКРОЕ УТЕПЛЕНИЕ

НАВЕСНЫЕ ФАСАДНЫЕ СИСТЕМЫ

СОКРАЩЕНИЕ СРОКОВ 

ТЕПЛОИЗОЛЯЦИЯ

ВХОДНЫЕ ГРУППЫ

ВИТРАЖИ, ВИТРИНЫ

АЛЮМИНИЕВОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

СВЕТОВЫЕ ФОНАРИ

ОШТУКАТУРИВАНИЕ ФАСАДА

ОСТЕКЛЕНИЕ БАЛКОНА,ЛОДЖИИ

АЛЮМИНИЕВЫЕ ВИТРАЖИ, ОКНА

СТЕКЛЯННЫЕ КОНСТРУКЦИИ

РЕСТАВРАЦИОННЫЕ РАБОТЫ

ПРОЗРАЧНАЯ КРОВЛЯ

ЦИНКОВЫЕ КРОВЛИ И ФАСАДЫ

ЗИМНИЙ САД

ЛЮКИ ДЫМОУДАЛЕНИЯ

ЗАМЕНА ХОЛОДНОГО ОСТЕКЛЕНИЯ НА ТЁПЛОЕ

ОСТЕКЛЕНИЕ АЛЮМИНИЕМ

ОТДЕЛКА ФАСАДОВ ЗДАНИЙ

ПРОЗРАЧНЫЕ КОЗЫРЬКИ

ТЁПЛОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ ЛОДЖИИ

УТЕПЛИТЬ БАЛКОН

ФАСАДНОЕ ОСТЕКЛЕНИЕ

 

  • НОВЫЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МАТЕРИАЛЫ

 


СОВРЕМЕННОЕ ЖИЛИЩЕ. проектирование жилой среды

Полный текст,  перейти к продолжению статьи 

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА В РАЗГОВОРАХ, ТЕРМИНАХ И ОПРЕДЕЛЕНИЯХ

К сожалению, этим теоретическим делом у нас либо не занимались вообще, либо затемняли суть вопроса, о чем, в частности, свидетельствует существующая ныне терминологическая неясность и путаница. Иначе говоря, и сегодня вещи отнюдь не названы своими именами. По большому счету, у нас в стране не определено даже понятие жилища, то есть не установлены, в частности, ни количественные, ни качественные основные критерии, выполнение которых дает основание считать то или иное помещение жилым, то есть пригодным для проживания, а совокупность помещений - полноценным жилищем. Есть основания думать, что это не случайно, поскольку любые неясности и варианты трактовки успешно толкуются чиновниками не в пользу простого обывателя.

Так как жилищная проблема остается для подавляющего большинства населения политически, социально-экономически и технически одной из главнейших, граждане всех чинов, возрастов, профессий стараются как-то столкнуть с места ее решение за счет ресурсов всего общества. Тот кто имеет персональный доступ к ресурсам, обычно строит или приобретает себе жилище без лишних разговоров. Остальным людям, поскольку никакими другими инструментами они не располагают, не остается ничего иного, как заниматься разговорами разной степени публичности, организационной формы, степени толковости и уровня результативности. Делают они это в наивной надежде на то, что правительство и другие вожди нации, проникнувшись народными нуждами и набравшись ума-разума от выслушивания общественного мнения, сорганизуют, сконцентрируют, вдохновят и добьются в конце концов долгожданного народом результата.

На всех без исключения заседаниях, семинарах, конференциях и других форумах разговорного жанра, посвященных жилищной проблеме, какой бы ранг и масштаб они ни имели, участники вынуждены выслушивать и присутствовать при обсуждении множества вопросов разной значимости - на самом деле ключевых, второстепенных, а также вообще не имеющих отношения к делу. Такая ситуация сегодня, к сожалению, нормальна в том смысле, что стала до боли знакомой и привычной.

Основных причин тут две. Во-первых, как правило, большая или меньшая доля участников оказывается по тем либо иным причинам вообще мало понимающей в обсуждаемых проблемах, в том числе потому, что попадают на мероприятие без четкой мотивации. Во-вторых, подавляющее число диспутантов обычно подковано только в той или иной узкой области, поэтому неудивительно, что рассказывают они именно об этих узких проблемах и психологически неизбежно отстаивают приоритетность дела, которым они занимаются, не задумываясь о том, как предлагаемый ими ресурсный перекос скажется на смежных областях и на жилищно-строительной сфере в целом.

О системных подходах в ситуации многостороннего перетягивания одеяла на себя говорить не приходится, хотя высказанные узкими специалистами суждения могут быть ценны сами по себе. Очевидно, что все они нуждаются в сопоставлении, балансировании и сведении в единое целое в контексте жилищной проблемы. Но такой работой, как оказывается, заниматься в России просто некому. Те, кому положено это делать по должности - нынешние чиновники, в большинстве случаев на любом уровне не обладают достаточной компетентностью, масштабностью мышления и мужеством иметь и отстаивать собственное мнение. Бизнесменам и техническим специалистам не до системного мышления, так как они полностью заняты проблемой зарабатывания денег в своем узком сегменте. Кроме того, присущая им, за редким исключением, слабоватая подготовка не позволяет мыслить масштабно и системно, даже при большом желании.

Показательным примером может служить деятельность известного банкира и депутата А. Лебедева, купившего недавно акции подрядных фирм и занявшегося строительным бизнесом. Его попытки думать "за всю Москву" и "за всю Россию", продиктованные, помимо амбиций, естественным для бизнесмена стремлением захватить как можно большую долю рынка с помощью не только экономических, но и общественно-политических акций, заслуживают, разумеется, вне зависимости от мотивов, всяческой похвалы. Факты для критики он берет из реальной жизни, критические слова говорит правильные, а призывы произносит вдохновляющие.

В частности, вполне обоснованы его претензии к московским властям, касающиеся строительства и функционирования транспортных систем. Наряду с имеющимися несомненными достижениями, наличие крупных промахов, в том числе системных и стратегических, очевидны для всякого здравомыслящего москвича и приезжего: транспортный коллапс то ли уже настал, то ли вот-вот наступит, хотя насыщенность столицы автомобилями пока далека от показателей многих мегаполисов в других странах, где, тем не менее, после принятых мер и сопоставимых капитальных вложений, подобных пробок на улицах и давки в общественном транспорте уже не наблюдается. Похоже, что учиться на чужих ошибках пока не очень-то получается, наверное, по той же самой причине - перенимать опыт чиновники и ученые за рубеж ездят, да осмысления увиденного у них так и не происходит.

Несомненно прав А. Лебедев, критикуя некоторые аспекты градостроительной и жилищно-коммунальной политики в Москве, что подтверждается многочисленными жалобами жителей по этой тематике, составляющих львиную долю в общем потоке недовольства, выраженного в письменной форме. Примеры недавних событий в Бутово и не прекращающиеся вспышки выступлений против так называемой "точечной", то есть уплотнительной застройки, наряду со случаями продажи домов вместе с жильцами без их ведома, говорят о многом.

Однако, как только банкир-общественник спускается с политических высот и дело доходит до технической конкретики и прочей специфики, где требуются более или менее фундаментальная теоретическая подготовка и собственный опыт практической работы на конкретных объектах, (то есть точные знания и личные умения, на основе которых можно не только самому принимать правильные технические решения, но и адекватно оценивать суждения и предложения других людей - а без этого не обойтись в столь сложной и обширной сфере деятельности, как создание искусственной среды обитания человека) - тут и обнажаются пробелы в компетентности.

Незнание предметной области касается, в частности, транспортных проблем Москвы, в том числе - мыслей о реконструкции малого московского железнодорожного кольца и организации по нему пассажирских перевозок. По мнению А. Лебедева, для этого надо просто заменить верхнюю подвеску контактной сети на низкорасположенную вдоль рельса шину, как это устроено в метро. Наверное, неплохо было бы предварительно послать туда мало-мальски толкового практика, который несомненно доложил бы о том, что электрической тяги на малом московском железнодорожном кольце нет в принципе и никогда не было, а поезда там до войны тянули паровозы, а сейчас - тепловозы.

Недостаточная компетентность выявилась также в материальном воплощении заманчиво звучащих идей и красиво выглядящих картинок - для тех, кто не понимает, осуществленном в сфере жилищного строительства. Речь идет, например, о создании коттеджного поселка из сблокированных малоэтажных домов, возведенных по канадским образцам, о которых мы рассказывали в нашем журнале "Зодчество мира" N 3.2000.

Отдавая должное монреальскому эксперименту, заслуженно получившему Всемирную премию Хабитат, следует сказать, что некритическая пересадка позитивного для канадских условий опыта на российскую землю привела к сомнительным результатам: недаром глава московского строительного комплекса В.И. Ресин подверг лебедевский поселок, разрекламированный как сугубо "прогрессивный" и обладающий целым букетом иных достоинств, язвительной критике и не советовал приобретать там жилье. Вероятно, некоторую роль в такой реакции первого заместителя мэра, обычно очень тщательно взвешивающего каждое слово, сыграла ревность по отношению к новому и весьма агрессивному конкуренту, неожиданно вторгшемуся на давно освоенный московский рынок и пытающемуся установить там собственные правила, но большая доля истины в ресинской критике безусловно присутствует.

Интересно, что для оценки ситуаций и разработки своих проектов и предложений А. Лебедев, как он сам рассказывает, привлекает иностранных специалистов и других советчиков, наверное за немаленькие гонорары. Однако, как продемонстрировала практика, несмотря на то, что задействованные мэтры и корифеи были отрекомендованы как лучшие в мире, уже полученные результаты пока далеко не столь выдающиеся, как это декларировалось, а анализ объявленных, но пока не осуществленных программ вызывает обоснованные сомнения в полноценном достижении намеченных целей. Вероятно, что здесь имеет место стереотипная методическая ошибка, когда слепо применяются готовые и опробованные рецепты, а требуется их системно-критическое переваривание и серьезные модификации в целях приживаемости в ином физическом и культурно-историческом ландшафте.

Персональная избыточная самоуверенность весьма полезна в бизнесе, основанном, прежде всего, на межличностных контактах, но является весьма опасной в тех видах человеческой деятельности, где нужна не напористость, а достоверные и полные знания, основанные на опыте, и умение ими пользоваться. Возможно, что консультанты г-на Лебедева внешне и внутренне вполне уверены в себе, что привлекло его и подтолкнуло воспользоваться их услугами, но, как известно из истории науки и техники, богатой не только на открытия и изобретения, но также на провалы и аферы, солидное надувание щек нередко порождает только пшик.

Кроме того, анализ высказываний и действий А. Лебедева, замечательно энергичного, высококультурного человека и незаурядного интеллектуала от бизнеса и политики, позволяет с большой долей вероятности сделать вывод о том, что в советчики он берет весьма узких, хотя, возможно, и выдающихся профессионалов. В то же время, в его команде существует абсолютный дефицит на системных аналитиков и на специалистов по всяким "мелочам", в том числе - "по подковным гвоздям", из-за которых, как известно, проигрываются войны. Впрочем, это беда большинства российских бизнес-групп и чиновнических учреждений, в том числе в сфере строительства, развития городов и ландшафтов, а также жилищно-коммунального хозяйства.

Возвращаясь от проблемы компетентности к теме конференций и других форумов разговорного жанра, нужно заметить, что люди, обладающие системным видением проблем, а также одновременно имеющие достаточно широкие знания в области социального жилищного строительства и вооруженные практическими умениями, эффективными для конкретных местных условий, вообще встречаются нечасто. Совокупность перечисленных достоинств позволяет уверенно выбирать из всех известных вариантов такое их сочетание, которое оптимально, чем подобные специалисты и ценны. Но эти потенциальные возможности зачастую не реализуются просто потому, что о них никто не знает.

Воплощение в жизнь любой идеи обычно начинается с ее обнародования, но даже на таких, вроде бы специально предназначенных для этого мероприятиях, как семинары и конференции, свежие и оригинальные идеи звучат редко. Возможных причин три. Первая заключается в том, что людям, которые на самом деле есть, что сказать, не дают слова, опасаясь неожиданностей, которые начальство может не одобрить. Вторая - их на собрания информационного характера зачастую не приглашают, так как социально-политическая значимость "тех, кто знает", как правило, несравненно ниже их компетентности, а официальные сборища в первую очередь оценивают по количеству и известности имен участников. Третья причина - это отсутствие мотивации у самих "знатоков", которые на подобные тусовки с жестким сценарием не ходят, понимая их общественную бесплодность, а также бесполезность для личного развития.

Описанная категория людей - возмутителей спокойствия "по делу" - на конференциях появляется по указанным причинам лишь изредка, зато жеватели бесконечной официозной "резины" и неадекватные болтуны часто испытывают общее терпение. В силу привычной с советских времен заорганизованности и боязни непредвиденных ситуаций все собрания, вне зависимости от их статуса, следуют алгоритму, который исторически сложился. Во-первых, каждый выступающий произносит речь на своем узкопрофессиональном языке, который имеет собственный понятийный аппарат, лишь частично аутентично совпадающий с понятийными аппаратами других участников. Кроме того, в лучшем случае докладчик вещает, подобно кулику из поговорки, о своем болоте, в котором неплохо ориентируется, то есть дает, возможно, полезную для аудитории информацию, а в худшем - залезает в чужое болото и пытается поучать тамошних куликов.

Во-вторых, в результате общения любой продолжительности и интенсивности никому никого переубедить, как правило, не удается, хотя люди собираются на конференции, по большому счету, именно для этого - чтобы чья-то личная или групповая точка зрения стала признанно всеобщей и руководящей. Обычно все расходятся, оставаясь каждый при своем мнении, а делать будут то, что "начальство прикажет".

В-третьих, поскольку организаторам нужно что-то предъявлять общественности и вышестоящему руководству в качестве результата мероприятия, всем демонстрируется более или менее удачная имитация результата, обычно в форме "резолюции" или "обращения". Подобного рода документы, имеющие характер деклараций, сочиняются в самых общих словах и состоят из прописных истин и благих призывов "углубить", "усилить", "повысить". Резолюции обычно не снабжаются планом конкретных действий, отвечающим на вопросы: "как, кому, какими средствами и в какие сроки нужно добиваться решения проблемы?". В них также никогда не содержатся ссылки на конкретные показатели и другие количественные и качественные способы идентификации, благодаря которым можно подводить промежуточные итоги, а также проверять по ходу дела, как оно движется.

Однако, без обязательного применения хотя бы таких простейших методов организации и контроля дела, как, в частности, подробный план, трудно понять, достигнута на самом деле искомая цель или нет, тем более, если она сложносоставная и должна оцениваться по многим параметрам, как, например, решение жилищной проблемы. Без этого также сложно решить, что еще нужно конкретно сделать, если цель пока не достигнута. Нелишним будет заметить, что отсутствие методической составляющей и какой-либо конкретики в итоговых документах конференций, как правило, не исчерпывает перечень недостатков, свойственных привычным совещательно-познавательным мероприятиям, до сих пор проводимым в духе, форме и с результативностью приснопамятных партхозактивов.

Например, с целеполаганием зачастую бывает не все в порядке. Говоря иными словами, практические цели конференции или семинара не конкретизируются, вместо этого обычно все удовлетворяются формулой: "мы собрались тут, чтобы обсудить...". Но это еще полбеды. Гораздо хуже то, что не формулируется и стратегическая цель, своеобразная сверхзадача говорильного по своей сути мероприятия. В итоге остается неясным, чего должны добиваться участники семинара или конференции после ее окончания, на достижение каких результатов следует направить ресурсы всему архитектурно-строительному, промстройматериальному и жилищно-коммунальному комплексу, а также во имя чего конкретно необходимо консолидировать силы всему обществу.

Как правило, все зависает в состоянии неопределенности, каждый трактует цели, как это ему удобнее и в том тезаурусе, каким привык пользоваться, из-за чего единой, однозначно понимаемой всеми, достаточно конкретной, чтобы можно было оценивать в каждый момент степень достигнутости - такой цели просто не существует. Поэтому, говоря одинаковые слова, люди зачастую имеют в виду разные смыслы, а одинаковое по сути содержание облекают в очень по разному звучащие формулы, которые даже могут казаться противоречащими друг другу.

Например, если оставаться в рамках жилищной проблемы и подойти к ней не поверхностно - на уровне политических лозунгов, но попытаться проникнуть в смысл произносимых слов, то элементарный анализ названия национального проекта "Доступное и комфортное жилье

- гражданам России" покажет, что слово "комфортное" на самом деле ничего конкретного не означает. Оно является эмоционально нагруженным эпитетом, а не техническо-юридическим термином, в отличие, в частности, от соседствующего слова "доступное", которое имеет такой важный статус и принято в международном обороте в качестве качественно-количественного критерия, который можно вычислять и сопоставлять по признанным методикам. Экономическую сторону доступности, например, измеряют количественно, обычно в средних годовых душевных доходах за среднестатистическое строящееся или используемое жилище. Типологическую сторону доступности оценивают на качественном уровне с помощью стандартизирующих систем определений (дефиниций) и классификаций.

Понятие же комфорта после длительных безуспешных попыток международного экспертного сообщества так и не было точно и однозначно определено и, похоже, в принципе является неопределимым в техническо-юридических рамках. Дело тут не только и не столько в неоднозначности слов, но, как оказалось, и в неоднозначности цифр, что наглядно проявилось, как только их попытались в процессе проектно-строительной практики приложить непосредственно к людям, причем даже не к персоналиям, а к большим группам, например - этнокультурным стратам. Туманную физико-техническую и санитарно-психофизиологическую пустоту слова "комфорт" также со всей очевидностью показала четвертьвековая история разработки и попытки внедрения международного стандарта серии ИСО всего лишь на один из составляющих элементов весьма широкого понятия "комфорт" - на тепловой комфорт.

Долгие годы скрупулезных исследований, осуществленных европейскими учеными, породили солидный и, по внешнему виду, всесторонне обоснованный и взвешенный документ, пользуясь которым хотели облагодетельствовать если не все человечество, то его "цивилизованную" часть.На базе стандарта предполагалось, с одной стороны, дать возможность реализовать еще одно право человека, требуя от властей и жилищно-коммунальных предприятий его соблюдения. С другой стороны, планировалось развернуть широкую международно-национальную сеть центров по сертификации и испытательных лабораторий, заведомо обеспеченную на годы вперед неплохими доходами.

В результате попыток приложения стандарта теплового комфорта в реальных условиях выявилось, что разброс числовых значений температуры воздуха, при которой у представителей различных местностей, этносов, полов, возрастов и землячеств (то есть групп, составленных из представителей нездешних местностей, постоянно живущих в рассматриваемой стране, значительную часть которых формируют мигранты и не ассимилированные потомки мигрантов) возникает ощущение комфорта, или, наоборот - дискомфорта, столь велик, что о какой-либо стандартизации говорить просто бессмысленно. Вместо стандартизации температурных параметров, их нормирования, стандартизации методов измерения, мониторинга, централизованного контроля, наказания за несоблюдение норм оказалось гораздо более эффективным дать возможность конкретным индивидуумам самостоятельно регулировать подачу теплоносителя в помещение и произвольно устанавливать приятную им температуру воздуха.

Таким образом, забота государственных или международных органов о соблюдении какого-либо нормативного минимума температуры среды в помещениях была тихо заклеймена как избыточная, затратная и, попросту, глупая, выступающая в качестве отрыжки тоталитарного мышления, свойственного в той или иной степени как представителям научных школ, так и архитекторам, которые на протяжении последней сотни лет то и дело пытаются присвоить себе право определять, как люди должны жить, не обременяя при этом себя обязанностью нести ответственность за любые последствия навязанных ими алгоритмов жизни.

Правда, некоторые эксперты придерживаются версии о том, что в бесплодной возне со всемирным стандартом теплового комфорта виновата не столько научная зашоренность, помноженная в данном случае на немецкое, в основном, упорство, сколько обычная человеческая алчность, прикрытая научным флером и модой на международную стандартизацию, поэтому щедро финансировавшаяся на протяжении десятилетий, в том числе - за счет Европейского Союза. Естественно, никто не понес никакого наказания за миллионные траты, не давшие никакого результата, если, конечно, не считать, что в науке отрицательный результат всегда можно оценивать как не менее полезный, чем положительный.

Однако, больше огорчает даже не то, что деньги европейских налогоплательщиков были израсходованы впустую, а то, что никаких уроков из этого печального опыта не было извлечено, и инфекция повальной стандартизации, нормирования и других типов регламентации всего, что под руку ни попадется, беспрепятственно распространяется, особенно у нас в стране, где правительство давно не доверяет здравому смыслу населения и пытается зарегулировать каждый шаг. Вал регламентации сдерживается сегодня только недостатком финансирования разработки законов, норм и правил.

Полный текст,  перейти к продолжению статьи 


Все права принадлежат OOO "ПКФ МАКОН" © 2009

Разработано в AlkoDesign

Россия, Санкт-Петербург,
Приморский пр., д. 59
E-mail: info@makonstroy.ru
Версия для печати Карта сайта
. Проектирование фасадов под ключ. Утепление и оштукатуривание фасадов. Монтаж вентилируемых фасадов. Производство и монтаж стеклоалюминиевых конструкций. Облицовка фасадов натуральным и искусственным камнем. Прямые поставки от производителей керамического гранита, натурального камня и алюминиевых композитных панелей. На главную Написать письмо Обратная связь Добавить в избранное